Снова впервые: Казахстанские хроники Венецианской биеннале

У Казахстана никогда не было официального павильона на Венецианской биеннале – старейшей и одной из самых престижных выставок современного искусства в мире. Впрочем, для создания такого павильона нужно признание государством того факта, что современное искусство в нашей стране существует. Но пока у нас нет ни музея, ни системного образования в этой сфере, а «наше лицо отмечено впалыми щеками недостаточного финансирования», как писала Валерия Ибраева  ещё в 2007 году. С тех пор для современного искусства Казахстана мало что изменилось.

Тем не менее, неофициально Казахстан в Венецианской биеннале участвовал несколько раз. И каждый раз кто-нибудь заявлял, что это происходит впервые – ведь в нашей стране модно быть первыми. Мы собрали все первые разы в одну подборку.


1

Казахстанские художники в Венеции. Действительно впервые  

Иллюстрация: ariadna.media

Действительно впервые казахстанское искусство оказалось в Венеции в 2005 году, в рамках Среднеазиатского павильона «Искусство Центральной Азии: актуальный архив». Его организовала бишкекская галерея «Курама арт» при поддержке кыргызских меценатов. Павильон курировал Виктор Мизиано, позже получивший премию «Инновация» за этот проект. 

Московские журналисты описывали выставку как «микст степного номадизма, суфизма, кока-колы, остатков советской символики, неошаманизма, автоматов Калашникова, завзятой социальности и прочей неомифологии».

О том, что ни одна из стран региона еще никогда не была представлена в Венеции, писал Мизиано: «Впервые представляя в Венеции этот региональный контекст, имеет смысл предъявить его именно как контекст – как диалектическую совокупность разных художников, разных поколений, разных этносов, разных культурных центров, разных стран, наконец».

Каталог выставки можно посмотреть здесь


2

Первая казахстанская кураторка Среднеазиатского павильона

Иллюстрация: ariadna.media

В 2007 павильон в Венеции курировала казахстанка Юлия Сорокина в рамках все того же Среднеазиатского павильона. До этого на биеннале ничто и никогда не курировалось казахстанками или казахстанцами, и поэтому снова можно было заявить, что в этом качестве Казахстан был представлен на биеннале впервые. Павильон назывался Muzykstan: Media Generation of Contemporary Artists From Central Asia. Основной концепцией проекта было соединение музыки и современного искусства. Выставка состояла из медиа-работ, перфомансов, и арт-объектов, так или иначе связанных с музыкой. 


3

Первый казахстанский штаб Среднеазиатского павильона

Иллюстрация: ariadna.media

В 2011 Казахстан в некотором смысле снова представлен на биеннале впервые. Павильон курировался Оксаной Шаталовой, работавшей совместно с Георгием Мамедовым из Москвы и Борисом Чуховичем из Монреаля, а штаб располагался в Казахстане. Раньше вся организаторская работа велась из Бишкека. Кураторская команда задавалась вопросами о способах коммуникации и ставила под вопрос легитимность Среднеазиатского павильона как такового. Концепцией проекта стал Lingua franca, «Lingua franca / Франк тили» – метафора искусства как языка коммуникации между Европой и Азией.


4

Первая выставка современного искусства Казахстана в Венеции

Иллюстрация: ariadna.media

В 2013 году, одновременно с последним Центральноазиатским павильоном, в Венеции в рамках биеннале открылась первая выставка современного искусства Казахстана ONE STEP/PE FORWARD, организованная IADA.  В пресс-релизах говорилось: «Осуществив этот проект, IADA (Международная Ассоциация Развития Искусства) выступает с инициативой создания павильона Казахстана на Венецианской биеннале на государственном уровне в 2015 году, что будет способствовать продвижению идеи независимой арт-сцены страны на международной культурной арене». Концепция выставки была выстроена вокруг степи как меры измерения, а название проекта построено на игре слов step/ steppe – шаг/ степь.


5

Впервые Казахстанские художники участвуют более, чем в одном проекте в Венеции

Иллюстрация: ariadna.media

В 2015 от Казахстана в Венеции было два самоорганизованных павильона: «Протагонисты. Невидимый Павильон» IADA и «Павильон ограниченной ответственности» EKA. И в это же время две казахстанские художницы параллельно участвовали в двух других проектах в Венеции: Алмагуль Менлибаева – в павильоне Азейрбайджана, и Сауле Сулейменова – в проекте Self.  

Впервые Казахстана в Венеции так много, но официальный павильон, конечно, ничем не заменить. Как мы помним, IADA намеревалась его инициировать, но пришлось попробовать еще раз. На равнодушие властей они отреагировали «Невидимым павильоном». Это не была выставка в привычном виде – работы художников представляли собой серию перфомансов и воркшопов в городском пространстве Венеции. Целью IADA в этот раз снова была инициация официального павильона, но уже в 2017 году. 

«Павильон ограниченной ответственности» – серия поп-ап выставок, организованных Евразийским Культурным Альянсом. В 2015 павильон впервые стал интервенцией в пространство биеннале в качестве реакции на пассивность министерства культуры.  Это была квартирная выставка, где художники «представили частный, почти интимный взгляд на страну и ее ситуацию». 


6

Казахстан впервые официально анонсирует павильон. Но даже не начинает его готовить

Иллюстрация: ariadna.media

В 2017 году официальный Казахстан, казалось, наконец начал что-то понимать, и впервые анонсировал собственный павильон на Венецианской биеннале. Страна даже зарегистрировала свое участие, но, увы, анонс остался анонсом. И Казахстан вновь был представлен только самоорганизованной инициативой – «Павильоном ограниченной ответственности 3.0» от EKA. На этот раз проект исследовал роль государственных институций в формировании художественного взгляда и буквально сталкивал лбами двух совершенно разных художников с отличными друг от друга взглядами на прошлое, идентичность, национальное, и на искусство в целом.


7

Казахстанские художники впервые принимают участие в основной программе биеннале

Иллюстрация: ariadna.media

В 2017 Елена и Виктора Воробьевы стали первыми казахстанскими и центральноазиатскими художниками, которые приняли участие в основном проекте Венецианской Биеннале. Они представили инсталляцию «Художник спит»(1996) в павильоне Джардини. Работа сопровождается текстом-манифестом: «Художник спит. Будить его, трясти, призывать соответствовать времени – одно из бесполезнейших занятий. Тот же, кто вечно не дремлет, у кого всегда «ушки на макушке», «нос по ветру» и ремесло наготове, почему-то мало кого устраивает. Остается только ждать, когда эта спящая глыба зашевелится, протрет глаза и встанет как бы «по нужде». Вот тогда не пропустите момента – результатом его усилий может оказаться шедевр».

Все предметы для инсталляции – кровать, ковер, одеяло, и даже лампочку – художники привезли с собой из Казахстана. В работе художники рассуждают о тайне зарождения творчества и о требованиях, предъявляемых к художникам, а также погружаются в советское прошлое и рассуждают об эскапизме как возможной художественной стратегии.


8

Казахстан впервые не только официально анонсирует павильон, но и начинает его готовить. А потом отменяет

Иллюстрация: ariadna.media

В 2019, как писали газеты, «казахстанские художники впервые должны были поехать на биеннале от имени РК». Официальный павильон Казахстана на венецианской биеннале почти случился. Его снова зарегистрировали, и снова попытались тихо отменить, но на этот раз тихо не вышло.  Павильон действительно готовили, наняли куратора, выбранные им художницы подготовили работы, а подрядчики в Венеции нашли помещение. Но за два месяца до открытия биеннале Казахстан отменил финансирование под предлогом недостаточности средств (согласно неофициальным данным, сначала Минкульт запрашивал 1,4 млн на проект, позже эта цифра выросла до 3 млн).

Павильон снова не состоялся, но с большим скандалом. За развитием событий можно было следить в Facebook: инициировавшая павильон Роза Абенова и художница Алмагуль Менлибаева обменивались официальными письмами сначала друг к другу, потом к министру культуры и спорта, потом к куратору павильона Надиму Самману, возмущенному стилем работы казахстанских чиновников. Художники возмущались в комментариях. Журналисты писали статьи. Но казахстанским властям было не до художников – все готовились к транзиту власти. 

Министерство успело только виртуально переназначить кураторов: в списках на сайте биеннале кураторами теперь значились не Роза Абенова и Надим Самман, а уже и.о. директора Национального музея Алмаз Нуразхан, Виктор Мизиано, и Джеймс Путман. Виктор Мизиано был очень удивлен – о своём кураторстве он узнал в разгар скандала случайно, от журналистов.

Тем временем, на какую-то художественную реакцию у казахстанских инициатив оставалось очень мало времени – никто не готовил свои проекты, так как все надеялись, что в этом году у казахстанцев наконец будет официальное представительство в Венеции.


9

Первый полностью виртуальный павильон Казахстана в Венеции

Иллюстрация: ariadna.media

В итоге в 2019 году в Венеции Казахстан был представлен и не представлен одновременно: галерея Artmeken совместно с проектом Ariapp привезла действительно невидимый – виртуальный павильон Wanted Pavilion: Bad Jokes. Он создан на основе выставки «Плохие шутки» о правах человека в стране. Виртуально выставка доступна до сих пор – она состоит из высказываний художников о правах человека в Казахстане. Идея в том, чтобы рассказать посетителям биеннале о ситуации в стране, где власти запросто могут отменить такой важный имиджевый проект, как павильон на Венецианской биеннале.

Вы можете посмотреть павильон в приложении Ariapp прямо сейчас:


10

Иллюстрация: ariadna.media

Следующая биеннале должна была состояться в 2021 году, но из-за пандемии расписание сдвинулось на год.

По словам кураторки, знакомой с процедурой, заявки стран на участие в Венецианской биеннале принимаются оргкомитетом в октябре года, предшествующего выставке. Может показаться, что у казахстанских властей есть ещё время подумать над этим, так как заявку можно подать грядущей осенью, до которой ещё далеко. Но, учитывая особенности национального бюджетирования, деньги на такой проект должны быть запланированы за год до начала работ, то есть, осенью 2020. 

Будет ли у Казахстана свой павильон в 2022, или эту пустоту снова придется заполнять частным инициативам? Пока нам об этом ничего не известно. Но все согласны, что павильон нашей стране нужен


Работы Ербосына Мельдибекова, Елены и Виктора Воробьевых и Зои Фальковой использованы для создания иллюстраций с разрешения художников.

Opening Times

Monday — Friday
09.00am — 17.00pm
Saturday
10.00am — 16.00pm